Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Diam nonummy nibh!

Duis autem vel eum iriure dolor in hendre!

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit, sed diam nonummy nibh euismod tincidunt ut laoreet dolore magna aliquam erat volutpat.

Lorem >>

Ipsum factorial non deposit quid pro quo hic escorol. Olypian quarrels et gorilla congolium sic ad nauseum.

Lorem >>

ADIPISCING ELIT

                                   курс повышения квалификации для учителей 

«Преподавание ОБЖ в рамках перспективной модели ФГОС-2020» 

Занятия на курсе проходят онлайн и доступны в записи в любое время. После выполнения условий прохождения курса учитель может получить удостоверение о повышении квалификации – 72 часа. 

Запись на курс повышения квалификации по ОБЖ и подробности здесь https://foxford.ru/courses/1347/landing 

С.Таценко, Последний крестовый поход на Русь

Опубликовано 18.11.2015

Во второй половине XIII сто­летия шведские феодалы по­корили финские племена сумь и емь. Укрепившись на побережье Финляндии, шведские крестонос­цы предприняли новое наступле­ние в восточной Прибалтике. Це­лью захватчиков стали земли ка­рел, ижоры и води - давних союз­ников и данников Господина Вели­кого Новгорода. Но, пожалуй, главной задачей шведов было за­крепление на берегах Невы. В 1293 году ими был основан и хоро­шо укреплен Выборг, ставший для завоевателей опорным пунктом в покоренном крае и местом пребы­вания королевского наместника. Уже через два года шведские рыцари овладели Кексгольмом (в русских источниках- «Корельский городок»), расположенным на за­падном берегу Ладожского озера, изгнав оттуда карел, и захватили еще 14 больших и малых «погос­тов» -укрепленных селений. 

С.Таценко, старший научный сотрудник Музея истории Москвы

 

Од­нако обосноваться здесь сразу, а тем более надолго, крестоносцам не удалось. Воспользовавшись трудным положением шведов в Кексгольме, новгородцы взяли за­мок штурмом и перебили весь его гарнизон. В бою погиб и главный шведский воевода Сигге Локе. Тем не менее, опираясь на Вы­борг, шведским крестоносцам под предводительством королевско­го наместника Торгильса Кнутсо-на удалось проникнуть на берега Невы. Нева привлекала шведов прежде всего как главная торго­вая артерия, по которой шел путь, соединявший Новгород с Ганзей­ским Союзом немецких городов. Именно по нему поступало на Русь оружие, металлы и столь не­обходимое русским княжествам серебро. 

Основание Ландскроны
В 1300 году при впадении Охты в Неву шведы создали свой первый опорный пункт для дальнейшего продвижения к Ладожскому озеру. Крепость, выстроенная ими на возвышенности, получила весьма гром­кое, с явной претензией (как заметил об этом новгородский летописец) название: Ландскрона - «Венец земли». Поход начался и проходил на первом этапе удачно. Во многом ска­зывалась поддержка Рима. На этот раз, кроме папских грамот с при­зывом и одобрением крестового похода против язычников, со шведа­ми на Неве оказались итальянские специалисты - «мастеры хитрыя» и «мастеры нарочеты», - присланные папой.
Передовой отряд шведского войска вошел в Ладожское озеро и ра­зорил карельские поселения на берегу. Дальнейшие действия шведов были сорваны ратью ладожан, которые смогли очистить от противни­ка Ладожское озеро и вытеснить его с Орехова острова. Тем не менее одолеть главные силы шведов в Ландскроне они не смогли. Предпри­нятый ими штурм крепости отразил многочисленный гарнизон, а брандеры - нагруженные горючим плоты, приготовленные для поджо­га шведских судов, были остановлены цепями, которыми шведы пере­крыли Охту при ее впадении в Неву. Утвердившись на Охте и оставив в Ландскроне значительный гар­низон, шведы удалились на зимовку в Выборг. На обратном пути от­дельные их отряды подвергли разорению земли ижорян и води. Это бы­ла подготовительная мера, столь необходимая для введения и утверж­дения христианства на завоеванных территориях. Поразительная бездеятельность, которую проявили новгородцы во время шведского вторжения на берега Невы, оправданная (явно не убедительно для нас) отсутствием в городе князя, возможно, и имела под собой какое-то реальное основание. Но не исключено, что в Нов­городе и тогда еще до конца не осознавали той опасности, которая бы­ла связана с постройкой Ландскроны. Вполне вероятно, что не осозна­вал ее и сам великий князь Андрей Александрович, которого в дейст­вительности в то время не было в Новгороде. Так или иначе, но ответ­ные действия новгородцев последовали только в следующем году.
Тянуть с походом Новгороду было опасно. С весны противник мог по­явиться в любую минуту и развить достигнутый в прошлом году успех. В мае 1301 года Ландскрону осадило объединенное войско, состоявшее из новгородцев, карел и «низовской» рати («Низ» - так в Новгороде на­зывали земли северо-восточной Руси) под предводительством вели­кого князя Андрея Александровича. Крепость была взята 18 мая в результате упорного и кровопролитного штурма. Большая часть шве­дов была перебита, остальные попали в плен. Многих пленников затем увели на «Низ». При штурме пал и главный шведский воевода, комен­дант Ландскроны, некто господин Стен.

Война на порубежье
В 1311 году для защиты своих интересов в Карелии новгородцы со­вершили поход на земли тавастов (так в новгородских источниках на- зывалось финское племя емь). В целом это хорошо организованное военное предприятие носило ог­раниченный характер. Новгород­ское войско под предводительст­вом князя Дмитрия Романовича (сын Романа Глебовича Смолен­ского) «переехавше море, взяше первое Купецкую реку», затем, разорив ряд емьских селений, с ходу овладело городом Ванаей («Ванаю») и осадило его камен­ный детинец - цитадель, где засел шведский гарнизон. Простояв под ее стенами три дня и не добившись особых результатов («бяшо бо ме­сто велми силно, твердо, на каме-ни высоцю, не имея приступа ни­откуда же»), новгородцы приня­лись опустошать округу: «село ве­ликая пожгоша, обилие все по-травиша, а скота не оставиша ни рога». На обратном пути они под­вергли опустошению земли по бе­регам рек Кавгалы и Перны. *И придоша здорови вси в Новъго-родъ», - завершил свой рассказ летописец. В 1313 году шведский отряд вне­запно появился у Ладоги. Нападе­ние произошло в тот самый мо­мент, когда в городе не было ни на­местника, ни войска. Уничтожив посад, шведы удалились обратно. Но в 1314 году они уже овладели Кексгольмом. Сторонники Новго­рода частью были перебиты, час­тью бежали. Новгородцам срочно пришлось принимать ответные ме­ры: «с наместником Федором (ви­димо, наместник в Ладоге) идоша на них, и передашая Корела, и из-биши новгородци Немец и Корелу переветников».
В 1317 году шведы ограбили и перебили на Ладожском озере обонежских купцов. Видимо, на­падение было совершено с погра­ничных Новгороду земель фин­ского племени сумь, так как уже на другой год новгородский от­ряд, как бы в ответ, напал на го­род Людерев, вынудив бежать от­туда сумьского князя и шведско­го епископа.

Поход на Выборг
В 1322 году между Новгородом и Швецией вспыхнула открытая война за обладание Карелией. Су­дя по всему, зачинщиками высту­пили новгородцы. В Новгород был призван великий князь Юрий Да­нилович Московский, что, по за­мыслу новгородцев, должно бы­ло придать войне общерусское значение, поскольку великий князь Владимирский одновремен­но считался и князем Великого Новгорода. Юрий должен был за­менить своего младшего брата Афанасия, неспособного возгла­вить военный поход новгородцев по причине тяжелой болезни. Не­обходимость обязательного при­сутствия великого князя оправ­дывалась задачами и масштабно­стью военного предприятия Госпо­дина Великого Новгорода. Целью похода на этот раз должен был стать Выборг - главный опорный пункт шведов в Карелии и запад­ной Финляндии. Овладение Выборгом представ­ляло собой довольно трудную по тем временам задачу, что прекрас­но понимал князь Юрий. По его приказу подготовка к походу бы­ла начата со строительства и ре­монта «пороков» - осадных ору­дий, необходимых для штурма замка. Для усиления новгородско­го войска прибыли и «низовские» ратники, призванные Юрием из городов Великого княжения Вла­димирского. Пока в Новгороде шла подго­товка к походу на Выборг, шве­ды активизировали свои дейст­вия в районе Ладожского озера. Так, они вновь попытались ов­ладеть Кексгольмом, но подсту­пившая к городу шведская рать была отбита.
В целом поход на Выборг про­шел беспрепятственно, шведские рыцари так и не рискнули всту­пить с войсками Юрия в открытое сражение. Так что инициатива в этой войне с самого начала при­надлежала новгородцам. Осада Выборга новгородскими и великокняжескими ратями про­должалась около месяца. Судя по этому сроку и тому упорству, с ка­ким русские войска пытались взять Выборг, эта война была одной из немногих действительных попы­ток Господина Великого Новгорода вытеснить шведов из Карелии. При осаде стен выборгского зам­ка использовались шесть «поро­ков». В связи с этим летописец не упустил случая заметить о боль­ших потерях «немец» в крепости и о прочности самого каменного зам­ка («Тверд бо бе*). Однако взять Выборг не удалось. Предпринятый князем Юрием общий штурм го­рода шведы отбили. Во время осад­ных работ, при штурме и на вы­лазках обе стороны понесли боль­шие потери. Русским удалось даже захватить «полон», часть из кото­рого в дальнейшем была отправ­лена на «Низ», врабство. Вместес тем и сама новгородская рать поте­ряла, особенно при штурме, «не-колико муж добрых». После возвращения из похода князь Юрий уехал из Новгорода, и военные действия на том прекра­тились. Ни одна из сторон, как по­казывает летопись, так и не про­явила особого стремления к их во­зобновлению.
В 1323 году, чтобы закрыть шведам доступ в Ладожское озе­ро и удержаться на Неве, новго­родцы с возвратившимся тогда из Орды князем Юрием «...постави-ша город на устье Невы, на Орехо­вом острове».*Так возникла зна­менитая крепость Орешек. Орехо­вый остров дал название и мирно­му договору («мир вечный»), за­ключенному прибывшими сюда шведскими королевскими посла­ми с князем Юрием и Новгородом по «старой пошлине».

«Розмирье с Новымгородом»
«Вечный мир», установленный между Швецией и Новгородом на Ореховом острове, был непрочным и тем более не вечным уже в силу того, что был заключен именно по «старой пошлине». Он сохранил основные причины и противоре­чия, лежавшие в основе конфлик­тов двух крупных государств вос­точной Прибалтики. По-прежнему «яблоком раздо­ра» оставалась Карелия. Посте­пенно шведам удалось закрепить­ся здесь и лишить Новгород моно­польного влияния на землях ка­рел. В итоге часть этого народа подпала под власть шведов и при­няла католических епископов. С этого времени в летописях порой появляется этноним «корела не-мечкая». Это явные сторонники шведов, против новгородцев они действуют совместно с ними, а то и самостоятельно. Свидетельством раздела Каре­лии на сферы влияния между Швецией и Новгородом является и летописное указание на сущест­вование «Немечского городка» (в противовес «Корельскому»), ко­торый также стал целью нападе­ния новгородских «молодцов» и откуда совершались ответные на­падения на новгородские земли «немцев» и «корел». Особенно обострились отноше­ния между Швецией и Новгоро­дом после «Вечного мира» в конце 1337 года. Поводом для начала очередного конфликта послужи­ло нападение «немец» на новго­родских и ладожских купцов. В нападении приняли участие и ка­релы, которые, как выяснилось позднее, «подведеше немец». За этим последовали гонения и час­тичное истребление новгородских сторонников по всей Карелии, включая и так называемый «Не-мечский городок».
Попытка новгородцев уладить конфликт мирным путем была со­рвана шведской стороной. При­бывшее в Орешек посольство из Новгорода во главе с посадником Федором так и не смогло добиться от королевского наместника Стена четких разъяснений. Получив приказ из Выборга прекратить пе- реговоры, Стен покинул место встречи. Не стали с этим медлить и новгородцы, через несколько дней и они покинули Ореховый остров. Вскоре местный конфликт стал быстро принимать характер ши­рокомасштабных военных дейст­вий. Отряды шведов и карел по­явились в районе Онежского озе­ра, а потом осадили Ладогу. За­першись в крепости, ладожане отразили нападение, но городской посад был полностью сожжен не­приятелем. В ответ новгородские добровольцы («молодцы») опус­тошили шведскую «половину» Карелии и «много попустошиша земли их и обилие пожгоша и скот иссекоша...». Шведы предприняли нападение и на « Водскую землю », но развер­нуть там военные действия им по-\ мешали копоряне. В результате | тяжелого боя шведский отряд был отбит, правда, при этом пал «муж добр» Михей Копорянин и был ра­нен наместник Федор Васильевич. Еще до начала конфликта, в том же 1337 году, для охраны погра­ничных крепостей Ладоги, Оре-ховца, Копорья и Корелы новго­родцами был приглашен сын ве­ликого князя Литовского Гедими-на князь Наримонт. Однако ни в 1337 году, ни в последующие годы его дружина в русско-шведских столкновениях активного участия не принимала.
Подноготная этой внезапно вспыхнувшей «малой войны» вскрылась несколько позднее, ког­да в Новгород прибыли послы из Выборга «от Петрика воеводы». Новый королевский наместник со­общал, что правитель, «свейский князь» (один из регентов при коро­ле Магнусе), оказывается, нахо­дится в полном неведении о «роз-мирье с Новымгородом», и виною всему был никто иной, как его предшественник, воевода Стен, ко­торый на свой страх и риск развя­зал настоящую войну, не имея на это никаких полномочий. Недо- разумение таким образом выясни­лось, конфликт был улажен. Обе стороны не замедлили тут же под­твердить прежние условия «веч­ного» мира 1323 года. Одним из отголосков тех собы­тий было решение вопроса о каре­лах. В 1339 году на переговорах в Швеции обе стороны жестко выра­зили свое отношение к карелам-язычникам. Их полагалось про­сто предавать смерти, что ни в ко­ей мере не распространялось на карел-христиан. Последних реше­но было возвращать в случае их бегства.

Крестовый поход короля Магнуса
В 1348 году шведские рыцари совершили свой четвертый кресто­вый поход на Новгородскую зем­лю. На этот раз их предводителем стал король Швеции Магнус Эрик-сон (сын герцога Эрика). Незадол­го до того он был провозглашен и королем Норвегии, поэтому, кро­ме самих шведов, в крестоносное войско входили и норвежские ры­цари. Однако этим Магнус не огра­ничился. Для участия в походе на­няли также рыцарей и кнехтов из Голштинии, Дании и германских земель. И уже весной 1348 года на Русь готовилось двинуться про­фессиональное войско. Оно было таким большим, что шведские фе­одалы на этот раз отказались от сбора народного ополчения. Цель похода шведов ставилась та же, что и сто лет назад, частич­но осуществленная ярлами Уль­фом Фаси и Биргером, - утвер­диться на берегах Невы и взять под свой контроль новгородскую торговлю с Европой. Окончатель­но подмять под себя Новгород шве­дам тогда не удалось - в 1240 году в знаменитой битве на Неве их вой­ска были разбиты. Но теперь, как считали шведы, настали другие времена. Огромное войско, собран­ное для похода, позволяло наде­яться на успех. Очередное предприятие захват­чиков было скрыто под маской бо- гоугодного крестоносного движе­ния, которое к середине XIV века обрело в Шведском королевстве вторую жизнь. Крестоносному «возрождению» активно способ­ствовала деятельность некой Би-ригитты, дочери Биргера Персо­на, члена совета опекунов, пра­вившего в стране до совершенноле­тия Магнуса. Биригитта была ос­новательницей Вадстенского мо­настыря, автором его устава и ини­циатором перевода Библии на шведский язык. Обладая недю-женным литературным талантом, она оставила после себя немало произведений, в которых фигури­ровал идеализированный образ правителя - верного служителя церкви.
В дальнейшем она порвала с Магнусом и перешла в стан его ярых врагов. В наставлениях юному королю, изложенных в виде «Посланий» и «Откровений», особое место Би­ригитта уделяла «справедливым войнам». Образцовый правитель был обязан вести такие войны в угоду католической церкви для обращения язычников в христи­анство. Правда, при этом служи­тельница церкви допускала одну существенную оговорку. Первое место, по ее мнению, в распростра­нении католичества отводилось слову, и лишь потом пускался в ход меч. Свой крестовый поход Магнус осуществлял непосредственно под влиянием идей Биригитты. Имен­но этим можно объяснить столь неуместную и опасную в военном предприятии длительную останов­ку его войск на Березовом острове (ныне Васильевский) перед втор­жением в новгородские владения. Прибыв к устью Невы, Магнус выслал в Новгород послов с пред­ложением начать диспут о вере. Речь должна была идти о преиму­ществах католичества над право­славием и в итоге привести к доб­ровольному подчинению новгород­цев королю. Ответ Новгорода был сдержанным и вместе с тем дипло­матически уклончивым. Новго­родцы переадресовали короля па­триарху Константинопольскому, однако, понимая всю серьезность момента, все-таки ответных по­слов отправили. На Березовом острове, куда при­было посольство из Новгорода, пе­реговоры прошли в односторон­нем порядке - Магнус предъявил послам ультиматум, подкрепив его демонстрацией военной силы. Господин Великий Новгород, как заявил король, должен подчинить­ся безо всяких условий. Новгород­ские послы, естественно, с этим не согласились. На этом фаза дей­ствия «словом» для вождя крес­тоносцев закончилась, настало время взяться за меч. Получив отказ Новгорода при­нять власть шведского короля, Магнус ввел корабли в Неву. Его войска осадили Ореховец и одно­временно высадились на берегах Невы. Здесь Магнус стал осуще­ствлять план распространения ка­толичества среди води и ижорян, которые к тому времени давно приняли православие.
Против шведов, действовавших на берегу, была брошена рать Онци-фора Лукинича. Несмотря на свою малочисленность, новгородцы «из-биша Немцов 500, а иных живых изимаша». Сами же они, как ука­зывает летописец, потеряли лишь трех человек. Главные же силы для отпора завоевателям Новгород со­средоточил в Ладоге. К великому князю Семену Ивановичу Москов­скому срочно было направлено по­сольство: «поиде, господине, к нам оборонить своея отчины». Однако по какой-то причине (московский летописец говорит о необходимости поездки Семена Ивановича в Орду) сам великий князь, несмотря на обещания, в Новгород не поехал, а прямо из Торжка направился в Москву. Его брат Иван Красный, прибыв­ший вместо него в Новгород, по­чему-то не поехал в Ладогу, куда его с нетерпением призывали новгородцы. Между тем Магнус овладел Оре-ховцом, захватив при этом много пленных, в том числе и новгород­ских послов, которых он затем от­правил в Швецию. Когда об этом были получены известия, из Нов­города поспешно выехал князь Иван, не приняв даже благосло­вения архиепископа и челобитные новгородцев.
Осенью новгородское войско, двинувшись из Ладоги, подступи­ло к Ореховцу, где Магнус оставил значительный гарнизон. После не­продолжительной осады новгород­цы взяли крепость штурмом. Изве­стно, что они использовали «при­мет» - осадное орудие, с помощью которого смогли взойти на стены. Потеря шведами крепости на Ореховом острове предрешила судьбу и всего их крестоносного предприятия. Находившийся в землях води и ижорян Магнус был вскоре оттуда вытеснен новгород­скими ратями. Причем, в одной из схваток сам шведский король едва не попал в плен. 'Где-то в районе реки Луги (вероятно, у крепости Копорье) он был окружен объеди­ненными отрядами новгородцев, литовцев и татар. Однако королю удалось спастись. Остатки его войск погрузились на корабли и покинули русский берег. Кресто­носный поход Магнуса завершил­ся для него позорным бегством. В 1350 году новгородское вой­ско совершило ответный поход на Выборг, полностью разорив город­скую округу. Уже вскоре обе сто­роны задумались о мире. Весной того же года в Юрьеве между рус­скими и шведами состоялся обмен пленными. В числе возвративших­ся на Русь были и новгородские послы, направленные некогда к Магнусу на Березовый остров.
Так победой новгородцев за­вершились очередная попытка шведов овладеть берегами Невы и последний поход крестоносцев на Русь.